Павел Иевлев - Оркестратор. Страница 1

Оркестратор


Павел Сергеевич Иевлев

Оркестровка (спец.) – автоматическое размещение, координация и управление сложными компьютерными системами и службами.

Дизайнер обложки Владислав Путников


© Павел Сергеевич Иевлев, 2017

© Владислав Путников, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4485-1334-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

– Шеф, зачем они здесь?

– Криспи, зачем мы тут?

Фразы прозвучали одновременным злым шёпотом с двух концов стола.

– Так надо, Пётр, – недовольно прошипел в ответ Андрей. – Потом объясню.

– Помолчи, Туори, – негромко ответила Криспи. – Ты, между прочим, сама напросилась!

– Я думала, тут будет веселее… – яркая блондинка откинулась на стуле, и выгнулась назад, собирая обеими руками длинные волосы в хвост. Тонкое летнее платье натянулось спереди так, что все мужчины в комнате невольно сглотнули, а невежливый Карлос ещё и присвистнул.

– Туори… – Криспи укоризненно покачала головой, – перестань, пожалуйста. Это неуместно и непрофессионально.

– Ну ладно, – красавица пожала плечами и села ровно. – Но ты, Криспи, зануда.

– Итак, на чём мы остановились? – стройная невысокая брюнетка Криспи смотрелась не так ярко, как её подруга, и была одета в походном стиле – брюки, ботинки, рубашка. Тем не менее, чувствовалось, что она тут главная.

– На том, что вы считаете себя, – Андрей нарочито выделил голосом это «считаете», – полномочными инспекторами по проблеме Йири.

– Вы сомневаетесь в полномочиях Совета Молодых, мзее1? – резко похолодевшим голосом отчеканила девушка. – Мы делегированы Советом как экспертная комиссия, и вы обязаны поступить в наше распоряжение.

– Шеф, они пизданулись? – неожиданно громко прошептал Пётр. Вид у него был такой изумлённый, как будто с ним кошка заговорила, да ещё и потребовала предъявить документы.

– Пётр, заткнись, идиота кусок! – так же шёпотом ответил Андрей, и, с видимой неохотой кивнул Криспи. – Нет, как вы могли подумать, Юная! Мы, разумеется, признаем полномочия Совета и ваши.

– Вот и прекрасно! – девушка с облегчением улыбнулась, и сразу стало заметно, что она очень симпатичная, очень молодая и улыбка ей чрезвычайно идёт. – Где мы можем разместиться?

– Джон покажет вам свободные комнаты на втором этаже, выбирайте любые, дом практически пуст.

От стены отлепился подпиравший её здоровенный негр в развёрнутой козырьком назад бейсболке. Улыбнувшись ослепительной улыбкой звезды баскетбола, он громко сказал:

– Хай, гёлз, айм Джон! Вэлкам!

– Что он сказал, Криспи? – удивилась блондинка. – Что за варварский язык?

– Я немного понимаю, – вступила в разговор третья девушка, до сих пор скромно сидевшая в сторонке и в беседе не участвовавшая. – Он просто поздоровался.

– Спасибо, Мерит, – кивнула ей блондинка. – Ты очень умная. Но я бы предпочла, чтобы с нами общался кто-то понимающий хотя бы язык Коммуны, если альтери2 им слишком сложен.

Негр, увидев, что его не понимают, показал жестом на лестницу, ведущую наверх, и девушки, поднявшись, пошли за ним. Следом, зажужжав электромоторчиками, покатились три пластиковых контейнера, каждый размером с небольшой холодильник. Доехав до лестницы, они дружно выдвинули тройные, на трёхлучевом основании колёсики и, рывками прокручивая их на центральной оси, на удивление ловко полезли наверх.

– Экая хуйня-то… – после долгого удивлённого молчания констатировал Пётр, провожая глазами самоходные чемоданы. – А девки хороши, слов нет. Одна другой краше.

– Даже не думай, – мрачно ответил Андрей. – А ты, Карлос, тем более!

Пётр отвел глаза и только развел мощными волосатыми руками:

– Да я ничего, я так, вообще… Куда мне к таким посцыкушкам подкатывать? Они мне в дочки годятся…

Карлос ничего не сказал, только покосился мрачно. Засунув татуированные сложным темным узором руки в карманы кожаной расшитой куртки, он стоял молчаливым символом неповиновения и отрицания.

– Карлос! – настойчиво повторил Андрей. – Не слышу ответа.

Карлос дёрнул щекой, но промолчал.

– Handisi kunzwa mhinduro, Kupotera!3 – рявкнул Андрей.

– Hongu, ndinonzwisisa here, Andiraos!4 – неохотно ответил Карлос. – Я тебя услышал.

– Но шеф… – Пётр покачал головой в недоумении. – Откуда вообще взялся этот блядский цирк?

Андрей оглянулся на лестницу и раздражённо махнул рукой.

– Пойдёмте-ка выйдем, не будем обсуждать это здесь.

Когда они вышли на улицу, Пётр вопросительно уставился на шефа, но тот снова отмахнулся:

– Дождёмся ребят, они должны скоро подъехать. Не хочу пересказывать все по два раза. А вы, пока наш негрила их развлекает, давайте, обеспечьте гостьям комфорт, они к нему привыкли. Пётр – пойди, раскочегарь генератор, подключи систему, подай воду на второй этаж. Карлос – сходи, подстрели чего-нибудь на ужин. Только знаешь, что…

Андрей задумчиво пожевал нижнюю губу.

– Не тащи добычу к дому, разделай где-нибудь подальше. Хрен их знает, этих баб, вдруг окажется, что они против убийства бедных зверушек, или ещё с какими заёбами. Пусть увидят мясо уже жареным.

– Но шеф… – запротестовал Пётр.

– Потом, все объясню потом!

– Да не, я насчёт генератора…

– А что с ним?

– С ним-то все заебись, но вот соляры последняя бочка пошла… Если мы сейчас полностью запитаем систему даже на один дом, её надолго не хватит.

– Вот не было печали… – раздражённо ответил Андрей. – Запускай. За солярой придётся метнуться через Гаражища, напряги тамошних грёмлёнг, чтобы закупили. А, ну ладно – всё равно надо будет продуктов каких-то купить… Не будут же Их Величества Юные жрать нашу походную сухомятку? Надеюсь, это все ненадолго, время-то уходит…


Широко улыбающийся негр сдвинул дверь в комнату, и она с усилием убралась в стену. Сделав приглашающий жест и повторив своё непонятное «вэлкам!», он повел Туори и Мерит дальше по коридору, а Криспи осталась обживаться. Она тщательно изучила все материалы по истории Йири, и потому легко определила, что этот дом – наследие так называемого «заката постиндустриального периода», который предшествовал «первому информационному». Это несложно заметить по тому, сколько внимания уделено интерьеру – фигурный потолок, сложной формы оконные рамы, застеклённые матовым цветным витражом, декорированные деревом или его качественной имитацией стены, мелкий мозаичный паркет с фрактальным рисунком… В общем, никакого сравнения с серыми коробками «второго информационного», как определяла текущий период Йири наставница Криспи – специалист, к которому она ранее питала большое уважение. Жаль, что та уже вышла из возраста принятия решений и стала мзее – её советы могли бы пригодиться. Но мзее есть мзее – что от них можно услышать, кроме «осторожнее, Юная» и «все не так просто, как тебе кажется…»?

Под конец она даже докатилась до мхошо5 невмешательства, что и стало формальным поводом для досрочного вывода из Совета Молодых. Криспи радовалась, что не она довела эту информацию до Совета и не она принимала это решение – и без того мучительно наблюдать возрастную деградацию, зная, что когда-нибудь она придёт и к тебе.

Она привычно отмахнулась от неприятных мыслей – до тридцати ещё целая жизнь, не стоит об этом думать, – и дала команду на распаковку походному контейнеру. Самоходный кейс встал вертикально, втянул в корпус колёсики, смотал защитную шторку и превратился в небольшой удобный комод. Надо принять душ, переодеться, подготовиться к работе. Это первый самостоятельный проект Криспи, но на этот счёт она не волновалась – всем известно, что опыт только препятствует мышлению. А вот здешние мзее – это проблема. Не похоже, что они будут подчиняться охотно и с удовольствием, как им подобает…

– Кри-ис, тут ничего не работает! – капризно протянула вошедшая Туори.

– Туо, я предупреждала, что это не прогулка по клубам, а рабочая экспедиция. И перестань, пожалуйста, провоцировать этих мзее.

– Крис, ты ревнуешь! – рассмеялась блондинка. – Ты правда ревнуешь, посмотри-ка!

– Туори, прекрати! – Криспи попыталась рассердиться, но не смогла – на Туори невозможно всерьёз обидеться. И, в конце концов, у них никогда не было настоящих отношений, чтобы ревновать. Немного дружеского секса6, не более того.

– Ревнуешь, ревнуешь! Дурашка-ревновашка! – Туори развлекалась вовсю, и Криспи не выдержала, рассмеявшись вместе с ней.

– Веселитесь? – спросила Мерит. Она стояла в дверях, спокойно глядя смеющихся девушек.