Алекс Грин - Рувен-каббалист. Страница 1

Грин Алекс

Рувен-каббалист

Алекс Грин

РУВЕН-КАББАЛИСТ

Мини-притчи

Однажды, прогуливаясь по одному из нижних миров, Рувен-каббалист встретил подвыпивших мужиков, которые, остервенело матерясь, сеяли ветер. - Как дела, мужики? - спросил Рувен. - Хреново, - ответили они, - того и гляди план завалим - сорняки проклятые одолели совсем! - А что за сорняки такие? - поинтересовался Рувен. - Разумное, Доброе, Вечное, - отвечали мужики.

***

Когда Рувен-каббалист стал Великим мастером мистических анекдотов, оказалось, что такие анекдоты почти никто не может понять. Те, кто считали себя мистиками, в большинстве своем были методичными занудами, они систематически истребляли в себе остатки юмора. А юмористы, на удивление, все как один оказались безнадежными циниками. Они зациклились на грубой прозе жизни и были не в состоянии воспринимать что-либо, кроме нее. Когда у мастера Рувена совсем не оказывалось учеников, он применял очень изощренный прием. Согласно учению Каббалы у каждого человека кроме одного физического тела есть еще три духовных. Каббалисты называют эти духовные тела Нефеш, Руах и Нешама. Так вот, Мастер Рувен временно разделял эти тела. Нефеш, Руах, и Нешама рассказывали друг другу любимые мистические анекдоты и катались со смеху. Потом Рувен-каббалист опять соединял их в единое целое и с новыми силами брался за повседневные дела.

***

Долгое время писатель Кастали полагал, что Рувен-каббалист - это придуманный им персонаж. - А я думаю, наоборот, - сказал однажды Рувен писателю, - это я придумал тебя. - Такого попросту быть не может, - отреагировал Кастали. - А ты подумай. Разве мне не легче это было сделать? Разве мои возможности не больше твоих? - Скорее всего - больше. Но ведь это только потому, что я решил наделить этого героя своих произведений удивительными способностями, которыми еще не обладал никто из людей. - Остается поблагодарить тебя, - ехидно заметил Рувен, - за щедрость, с которой ты раздавал то, чем никогда не владел!

***

Рувен-каббалист на всякий случай всегда имел при себе в левом кармане свое самое страшное оружие - Черную Дыру.

***

Один человек несколько раз обращался к Рувену-каббалисту с просьбой принять его в ученики, а Рувен все время отказывал. Наконец, после очередного обращения, Рувен сказал: - Заведи-ка дневник, наблюдай за собой, потом поговорим. Человек сумел купить блокнот, сумел написать на нем "Дневник самонаблюдений", но так и не сумел найти себя. Пришлось отменить наблюдения из-за отсутствия их объекта.

***

На самом деле писателя Кастали придумал писатель Алекс Грин. Этот самый Грин любил предварять свои рассказы мудреными эпиграфами, и для этого постоянно искал короткие, но крутые цитаты из классиков. Но классики оказались вреднючим народом. Если кто из них как-то и сморозил что-то умное, то не на ту тему и не в той форме, которая бы устроила не менее вредного и привередливого Алекса Грина. Вот тут-то и были придуманы Орен Кастали и его не менее виртуальная книга "Рувен-каббалист и Тропа Огня". И сначала все шло хорошо. Кастали выдавал к большим рассказам Грина маленькие эпиграфы типа "Рукописи, на самом деле, горят. Они просто не сгорают". И все были довольны: и рукописи, и огонь, и читатели, и даже некоторые редактора.

***

Но однажды Кастали вышел из-под контроля Грина. Он исписывал страницу за страницей, и виртуальная книга становилась все более реальной. "Мне самому скоро понадобятся эпиграфы!" - кричал Кастали. К счастью, (а к счастью ли?) и сам Кастали вскоре потерял контроль над Рувеном-каббалистом. Рувен вытворял все что хотел, следуя какой-то совершенно безумной логике. Если человек не может найти себя - это проблема. Но если он обнаруживает, что его - трое - это проблема вдвойне! (Почему не втройне? - примечание Орена Кастали). (Для хорошего настроя пригодятся только трое. - Примечание Рувена-каббалиста).

***

Со временем проблемы еще более разрослись. Дошло до того, что Рувена, Кастали и Грина стали одновременно видеть в разных местах. Более того, появились свидетели ссор Грина и Кастали. А один из очевидцев даже наблюдал драку между ними. В этих условиях, как ни странно, один Рувен-каббалист сохранял хладнокровие и продолжал энергичную литературную деятельность. -Реальность коварна, жестока и сложна. - Говорил Рувен-каббалист. - Только воображаемые персонажи успешно выдерживают испытание реальностью! Так эти трое в спорах и ссорах наткнулись на величайшую из тайн: чтобы достичь успеха в реальности надо стать воображаемым персонажем!

*** Мастер Рувен говорил, что писатель Достоевский гораздо мощнее, чем ток на 220 вольт. К счастью, объяснял он, Достоевского надежно заизолировали с помощью зануд-преподавателей и таких же занудных учебников. Но будьте осторожны, когда приближаетесь к Достоевскому там, где изоляция повреждена, - может сильно шандарахнуть по мозгам!

***

- Пророчества и предрассудки так перепутались у Достоевского, - сказал как-то мастер Рувен, - а 20 век принес столько нового... Короче - пора писать "Преступление и Наказание-2". И я этим займусь. Работа над романом длилась несколько лет. Наконец в 1989 году Рувен сообщил интересующимся, что "Преступление и Наказание-2" завершено. На объявленную читку романа пришло много людей. Рувен зачитал произведение. Как выяснилось, оно уместилось в четыре строки:

Спустился как-то в метро "Сокольники" Студент-философ Родион Раскольников, Как все спустился - по эскалатору, Но не пешком, а на экскаваторе...

Следующий роман в четырех строках Рувен написал уже за месяц, но на его читку почему-то никто не пришел. Тем не менее Рувен-каббалист продолжил свое творчество. Теперь ему иногда хватало нескольких мгновений для создания романа-четверостишия. Так было до тех пор, пока Рувен не исписал целый блокнот. Потом блокнот попал к писателю Кастали. В 2001 году Кастали выпустил в Иерусалиме книгу, посвященную четверостишиям Рувена-каббалиста. В книге утверждалось, что Рувен - это новый Нострадамус, и каждое четверостишие разбиралось на десятках страниц.Так, например, Кастали доказывал, что "Раскольников в Сокольниках" - это зашифрованное предсказание террористических акций секты "Аум Сенрике" в токийском метро. Этим двоим - Рувену и Кастали - нравилось то, что они делали, они явно нашли себя. Хотя они и были воображаемы, но зато так уважаемы! -А как быть тем, - спросил Алекс Грин, - кто подобно мне не считает себя воображаемым персонажем? И Рувен-каббалист ответил: -Просто вообрази, что и ты воображаемый! Придумывай себя снова и снова. Счастье - сливки, мечты - молоко. Нет молока - не будет и сливок!

***