А Деревицкий - Бог острова Березкина. Страница 1

Деревицкий А

Бог острова Березкина

А.Деpевицкий

БОГ ОСТРОВА БЕРЕЗКИНА

"Что нас выгнало в путь по высокой воде?.." Не знаю, но вот забросила меня судьба на борт небольшого гидрографического судна "Охота", которое совершало несоответственно большое плаванье - кругосветку встречь Солнца. На цели экспедиции мне было глубоко наплевать - на "Охоту" я пришел матросом-мотористом, который мечтал набродяжничать по свету на толстую книгу приключений. И я не обманулся - этот рейс дал мне массу ярких впечатлений. Но вот книга...

В Дакаре наш "дед" - старший механик - осуществил свою заветную мечту: купил "Эфемериды Солнца и планет". И с этого момента Дед погрузился в астрологические расчеты, которые он производил при помощи этих наконец-то найденных таблиц.

Однажды я заглянул к нему между вахтами - душа в море просит разговора. Конечно, темой разговора теперь могла стать только астрология. Не знаю, что дернуло меня спросить:

- Дед, а можно рассчитать гороскоп от обратного?

- Как это? - не понял Дед.

- Ну, к примеру, мы знаем, что за жизнь была у человека. Так вот по этой его жизни можно вычислить дату рождения?

- Плевое дело, - презрительно поморщился Дед и потянулся за своей неизменной "Примой". - Знаешь ли ты, Березкин, что можно рассчитать даже день рожденья зайчика?

Пришла моя очередь непонимания. Но собеседник пояснил:

-"Раз, два, три, четыре, пять - вышел Зайчик погулять." Знаешь такую считалочку? Информации, которая в ней содержится, вполне достаточно для того, чтобы вычислить день рождения Зайчика!

Я задумался. Думалось хорошо - в дедову каюту толкался через иллюминатор пассат, болтающий нас и Индийский океан, а вдали над пологими валами рассола нежился в атмосферных потоках жирный альбатрос. Я думал о том, что, исходя из сказанного Дедом, можно вычислить дату рождения любого литературного героя. Потом для этой даты можно построить гороскоп и проверить по нему построение сюжета. Мне всегда казалось, что тот же Джек Лондон совершенно напрасно утопил своего Мартина Идена. Март не мог закончить жизнь самоубийством, и гороскоп, вероятно, подтвердил бы мое предположение. Еще я думал о том, что с помощью астрологии можно найти наиболее правдоподобный ход жизни человека, для которого ты, как автор, задал какие-то потрясающие приклюёчения... Думать мне мешал только Дед:

- Ты пойми, что можно высчитать даже судьбу охотника, который несчастного Зайчика пристрелил. Ибо звезды совершенно точно определяют не только заячью жизненную цепь, но и характер, особенности его окружения...

- Значит, - вырвалось у меня, - можно... Допустим, если я хочу написать роман о парне, сотворившем нечто этакое, то можно вычислить не только его похождения, но и прочие с сюжетные линии? И это даст роману непревзойденную правдоподобность...

- Можно. Но ты дослушай про Зайца,.. - тянул зануда-Дед.

"На чем бы обкатать такую технологию конструирования прозы? - думал я. - Может быть, рассчитать гороскоп для мужика, который ... допустим, плыл на корабле, потом - кораблекрушение, волна выбросила его на бережок, а там ... аборигены. И ... он стал ... Вождем. Нет! Лучше - стал богом у этих туземцев!"

Когда я рассказал о своей идее Деду, астролог-стармех воодушевился:

- А где, в каких морях? Пространственные координаты имеют большое значение. Что за остров, что за племя? - Дед, включившись в игру, сразу забросал меня вопросами. - А как он мог стать богом?

Я увидел на шконке у Деда яркую фирменную зажигалку, которую он купил вместе с "Эфемеридами", и ляпнул:

- А вот хоть при помощи такой зажигалки! Туземцы увидели, что у него в руке огонь, возгорающийся по щечьему велению, и - пали ниц!

Мы еще немножко пофантазировали и я пошел спать в свой шумный кубрик. Там мотористы резались в преф, и я быстро забыл о нашем разговоре с Дедом. Но утром, когда я ветошкой уже протирал бока главного дизеля, Дед с красными от бессонницы глазами спустился в моторный отсек и проорал мне на ухо:

- Твой туземный бог родился третьего июня девятьсот шестидесятого! Я всю ночь считал!..

От неожиданности я покачнулся, потерял равновесие, оперся ладонью на раскаленный кожух дизеля и заорал от боли. Но и без ожога было от чего испустить такой вопль - это был МОЙ день рождения!

Увы, спокойно пережить потрясение мне не удалось - с переборки ревом пожарной тревоги завыл динамик принудительной трансляции.

Узнать, что, где и отчего там загорелось, мне так и не довелось. Выскочив на палубу, я подскользнулся и под леерами вылетел за борт. Я орал и матерился из воды вослед уходившей "Охоте", но скоро потерял ее из виду. Потом налетел шквал, который подтолкнул ко мне какой-то огромный поплавок, и дальше я помню только круговерть воды и ветра. Я очнулся, судорожно сжимая пальцами обрывок сети, прикрепленный к спасительному поплавку. И увидел, что прибой гонит меня к острову...

Я до сих пор не знаю, как зовут мой остров географы. Я назвал его островом Березкина. В первые минуты после того, как я выбрался на песок его прибойной полосы, состоялась встреча с пресловутыми аборигенами. Не знаю, что заставило меня пошарить по карманам - и в одном из них я обнаружил зажигалку Деда...

Эту историю по моему повелению рабы долотами выколачивают на стене скального утеса. Накануне я начертал для них буквы пером священного попугая, смоченным в плошке с кровью черепахи. Они в самом деле вообразили меня богом...

Ну да хватит на сегодня - меня ждет моя молодая бронзовокожая богиня!