Павел Никарюк - Виртуальный дракон. Страница 1

Никарюк Павел

Виртуальный дракон

Павел Hикарюк

ВИРТУАЛЬНЫЙ ДРАКОН

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ СКАЗКА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ И ДЕТЕЙ

Кто в мир меня отправил, согласья не спросил.

Хочу ль вернуться, тоже я Им не спрошен был.

А то бы в мире праха приход мой и уход

Совсем не состоялись: я вовсе бы не жил.

Омар Хайам

ВНИМАНИЕ! Все описываемые события и персонажи вымышленные. Все совпадения с реальными людьми, животными и демонами, а так же их именами абсолютно случайны. В сказке не содержится никаких намеков. Ни одно существо при съгмках не пострадало. Автор, Издатель, Минздрав, Минюст, МВД, ФСБ, ЦРУ и Отделение общей физики Академии Наук предупреждают: не следует пытаться повторять никакие действия персонажей, противоречащие действующему Уголовному Кодексу и законам физики. Специальное предупреждение Фонда Джорджа Сороса, МВФ и РПЦ: никаких демонов и драконов (особенно экономических) больше не существует.

Ты можешь хоть вообще не быть,

Но быть Драконом ты обязан!

("Наставления виртуальным драконам")

I

Если у вас с утра болит голова, и вы себя не помните

Не торопитесь бежать за пивом.

Все может быть гораздо хуже, чем вы думаете.

Всем привет. Меня зовут Кеша, потому что я Иннокентий, но иногда меня зовут Коша, потому что я дракон. Да, дракон. Так и хочется сказать: "самый обыкновенный дракон". Но это неправда, поэтому я так не скажу. Так уж вышло, что я не совсем обыкновенный дракон. Некоторые сказали бы, что и вовсе необыкновенный. Видите ли, у всех обычных, я бы сказал, нормальных, драконов, как, впрочем, и у всех остальных тварей, не исключая гномов, великанов, принцесс, демонов и даже волшебников, есть папа и мама. Все эти нормальные создания сначала родились, потом были малышами, потом детьми, потом подростками и так далее. У меня не было папы и мамы, и я никогда не был маленьким. В одно прекрасное утро я просто проснулся уже вполне сформировавшимся гадом (в биологическом смысле) в своем замке. Разумеется, это был Замок Дракона, который стоит, ясное дело, на Драконьей Горе. Я никогда не ходил ни в драконий детский сад, ни в школу, ни в институт повышения драконьей квалификации.

Я проснулся и, конечно же, сразу захотел есть. Но поскольку я в некотором смысле недоучка, то не знал, что же именно полагается есть настоящим драконам! Поэтому я решил для начала просто полетать в округе в поисках чего-нибудь съедобного и заодно изучить окрестности. Моя гора и замок располагались в довольно живописной местности. С одной стороны к горе примыкал впечатляющий горный хребет, простирающийся до самого горизонта. С других сторон к горе примыкал густой древний лес. С высоты драконьего полета можно было увидеть небольшие редкие деревеньки, поля и дороги, то тут, то там вклинивающиеся в лесной массив. Я направился к одной из таких деревенек. В одном из двориков мое внимание привлекли небольшие деревянные ящички, вокруг которых кружили какие-то полосатые мушки. Я спустился к ящичкам и засунул лапу в отверстие в одном из них. Так я познакомился с медом и решил, что именно им и полагается питаться драконам.

Позже я научился находить дикий мед в лесу. Однажды, во время одного такого медового завтрака на лесной поляне я познакомился с Потапычем. Потапыч, как нетрудно догадаться по его имени - местный медведь. Он решил, что его на его территорию нагло покусились, и у нас с ним случилась небольшая разборка. Мне, конечно, тогда крепко досталось - я целую неделю прихрамывал на левую лапу и подволакивал правое крыло. Но и медведю досталось - я слегка подпалил его. Здраво поразмыслив, Потапыч решил, что с огнедышащим гадом лучше договориться по-хорошему о разделе сфер влияния. Потом мы подружились, часто подолгу болтали, прогуливаясь вдоль экономической границы. Потапыч - то мне и рассказал, что эта вкусная еда называется медом, и делают его пчелы. Сначала он очень удивился, что я не боюсь пчел, хотя толстой шкуры, как у него, у меня нет. Я ему объяснил, что у меня крепкая чешуя, поэтому пчелы мне по барабану.

Потапыч меня потом многому научил. Как и где ягоды собирать, как рыбу в ручьях ловить и все такое. В гости к себе в берлогу приглашал. Мы пили с ним забродивший мед. Оно, конечно, хорошо посидели, только домой мне надо было бы пешком после этого добираться. А я решил, что ничего, можно и за руль сесть, то есть за штурвал. Я ведь все-таки воздушный транспорт. Нет, до своей горы-то я долетел, но немного мимо замковых ворот промазал. Снес одну башенку. Не башку (она, кстати, у меня всего одна), а башенку. В замке. Потапыч взялся потом достать в деревне у людей стройматериалов (конечно, не за так, за бочонок меда) и мы вместе эту башенку заново отстроили. Потом отмечали, на этот раз у меня в замке. Снова пили забродивший мед. Теперь Потапыча понесло. Я ему предлагал остаться у меня переночевать, а он ни в какую. Эх, Потапыч, Потапыч... Конечно, он на ступеньках не удержался, и кубарем с горы моей скатился. Слава Богу, цел остался. Руки, ноги, голова - все на месте. Хотя, с головой, конечно... Зато теперь от моей горы к его берлоге очень неплохая просека проложена. А снесенные деревья Потапыч в деревне у людей, опять же, на мед выменял. Но мы пока решили ничего не отмечать, подождать.

Я от Потапыча узнал не только о том, как еду добывать. Он рассказал мне все, что знает про этот мир. Появился я, оказывается, в совершенном захолустье, далеко от столицы. Оно и к лучшему, как объяснил мне Потапыч, вблизи столицы слишком много народу живет. Увидит кто-нибудь живого дракона, - слухи мгновенно расползутся, экскурсии и экспедиции косяком пойдут, житья не дадут. А то и вовсе поймают, посадят в зоопарк, в клетку. Будут люди со своими детьми приходить по воскресеньям и пялиться на меня. От людей, как утверждает Потапыч, вообще надо подальше держаться - не верит он им.

Они, конечно, разные бывают, люди. В целом неплохие. Но в последнее время появилась новая их разновидность - называется "рыночник". Сами они на рынках не торгуют, но все время говорят о каких-то "реформах" и "честной собственности". Что такое "честная собственность" и "реформы", Потапыч представляет весьма смутно, но утверждает, что после разговора с такими людьми он всегда пересчитывает свои бочонки с медом. Поскольку я впоследствии познакомился с некоторыми красивыми женщинами - людьми (об этом вы скоро узнаете), то примерно представляю себе, что такое "формы".

Как-то потом я рассказал об этих "формах" Потапычу, но он ответил, что "реформы" - это, скорей всего, все же нечто другое. Гораздо менее привлекательное.

Сам Потапыч к людям более менее притерся, и к нему привыкли во многих местах, но все равно, отношения несколько натянутые. А уж если люди дракона увидят, тут уж черт их знает, что от них можно ожидать - все, что хочешь, выкинуть могут.