А. Мухитова - Бедная Лиза. Страница 6

Глупый вопрос, в позапрошлом году товарищи туристы заплутали в горах, вернее маршрут то они знали, а вот со временем дико ошиблись и вместо задуманных семи дней бродили по горам все двенадцать. Под конец собирали грибы и грабили проходящие мимо трекинговые группы, вернее группа была одна и ограбилась с радостью, пожертвовав непутевым палку колбасы, сыр и пачку макарон. В общем, спустившись почти к самому озеру Иссык, товарищи наткнулись на лесника. Лесник пригрозил штрафом за нахождение в заповеднике, но сжалился и накормил голодающих гречкой. Чаи гоняли всю ночь, лесник оказался философом и старательно ездил по ушам во время чаепития. На следующий год товарищи задумали новый маршрут, в обратном направлении, обратились к леснику, тот согласился их пропустить но нагрузил в довесок своим сыном Вахой со компанией. В прошлом году товарищи поступили в столичный ВУЗ и переехали на съемную квартиру, так как мотаться из Иссыка в Алмату каждый день было нереально.

Перезнакомившись с астрономами, альпинистами и молодыми горцами, я понимаю, что можно начинать по второму кругу, ни одного имени в памяти не задержалось. Чувствуя свою бесполезность, решаю не отсвечивать и пойти позагорать на здоровенном валуне. Спасающиеся начинают кучковаться, мужская часть отдельно, женская отдельно. На стоянке стоит с десяток машин. Странно, одних альпинистов с семьями должно набраться, по крайней мере, в два раза больше. Видно остальные разъехались с семьями по турарам, или, как ни печально, бродят по улицам шаркающей походкой.

Мужчины, похоже, что-то решили, часть товарищей пошла разогревать железных коней, а часть рванула в номера, судя по всему, экипироваться. Я сползаю с камня и плетусь искать Великанова, надо же узнать новости. Новости оказываются следующими: наши доблестные горцы обещают раздобыть стволы. Потому как в настоящий момент на всю честную компанию у нас имеется четыре двустволки, пять травматиков, из которых четыре принадлежат Вахе и его друзьям, один газовый и скудное количество патронов. Заодно хотят еще раз прочесать какой-нибудь магазин, если деньги еще в ходу – купить, если нет, то взять там продуктов длительного хранения и теплых вещей.

– А в кафе есть запасы продовольствия? – интересуюсь я у Вовы, подразумевая обретающиеся ниже развилки мелкие кафешки.

– Хм, должны быть. Но не очень много. Скорее всего, скоропортящиеся – мясо и овощи, ну и мука и крупы.

– Они тоже скоропортящиеся? Удивляюсь я.

– Нет, конечно.

– Может, я съезжу туда с Диной и Юлей, наберем чего-нибудь, будет сегодня нормальный дастархан, а не вчерашнее рагу из тушенки?

– Милая, тебе голову не напекло там на камне? Там может зомби под столами сидят, Вас дожидаются. Ты давай, с территории ни шагу, поняла? – Великанов сама суровость, выездной трибунал в действии.

– Ладно, ладно, яволь майн женерал! – я вытягиваюсь во фрунт, свожу ноги и щелкаю пятками. Ну вот, так и знала, изображать из себя фрица – это заразно.

Три машины, фырча, выезжают с территории космостанции. Если все будет хорошо, то возвращаться будет гораздо больше, там, в городе, есть еще друзья, родственники и знакомые тех, кого приютила обсерватория. Не занятый в добывании ништяков народ принимается за обустройство быта. Руководит процессом высокий казах пятидесяти лет, которого Сергей, пренебрежительно махнув рукой, обозначил «Кинес». Вообще, в город уехал самый цвет нашего мужского населения, остались либо пожилые, либо ботаники типа Сержа. Статная и красивая гречанка, жена Каира, хлопочет на кухне, вокруг нее носится черноголовый карапуз. Я подхожу и интересуюсь, не нужна ли моя помощь.

Солнце, наконец, выползает из-за горной гряды, сразу становится тепло и уютно. Озеро, которое прекрасно видно с нашей позиции, подсвечивается глубоким голубым цветом. Ветерок, дующий вниз по ущелью, как озорной волшебник, щедро рассыпает по воде вспышки бликов. Большое Алматинское озеро это не прихоть природы, а плод инженерной мысли. Реку, текущую по ущелью преграждает плотина, после которой практически вся масса воды устремляется в огромную, в три обхвата трубу и финиширует на ГЭС после перепада в полкилометра. Вроде как это самый крутой перепад для гидроэлектростанций по всему бывшему СССР. Так что насчет электричества можно не волноваться, его хватит не только на космостанцию и поселок, притулившийся с краю плотины. Скорее всего, теперь его, электричества, будет избыток. Но это уже задачи инженеров, я надеюсь, что обслуживащие ГЭС спецы выживут. На крайняк, имеются ушатаные солнечные батареи, призванные обеспечивать энергией астрономическую аппаратуру. Уж на наш скромный быт их должно хватить за глаза.

Работы хватает на всех, все-таки, обсерватория не приспособлена для круглогодичного проживания большого количества людей, особенно в свете сложившихся обстоятельств. Вчера Сергей с Рустамом в 2 рейса привезли металлических труб и проволоки, и сейчас все трудоспособное мужское население городило импровизированную изгородь на первое время, случись забрести сюда какому-нибудь зомби – эта преграда должна его задержать. Потом, конечно, ребята планируют соорудить более надежную загородку. Но сейчас в городе, по идее, полнейшая неразбериха, и соваться за несколькими тоннами чермета чистейшей воды безумие. Попозже, можно будет изъять металл с одной из металлобаз, коих в Алматы и окрестностях великое множество, для сооружения полноценного забора.

Пока что все пришлые расположились в гостинице, приземистом т-образном здании, покрытым посеревшим от времени ракушечником. Вообще, бледно-розовый цвет ракушечника преобладает в архитектурной гамме. Напротив гостиницы устроились два телескопа-близнеца, но местные звездочеты, побоявшись за сохранность оборудования, закрыли их наглухо, так что остается только любоваться ими снаружи.


Ну вот, гора морковки перечищена, из казана тянет соблазнительный запах мяса, зря я переживала, вчера хозяйственный Каир привез с собой полбарана, теперь его жена Арина готовит плов на открытом огне. Откуда здесь сыскался громадный казан, я ума не приложу, не удивлюсь, если его тоже приволок Каир.

После обеда, прошедшего на свежем воздухе, мы отправляемся за водой на делике, загруженной пластиковыми канистрами и бутылками, с водоснабжением здесь туго, а людей потребляющих воду много. Рулит деликой крупный русский мужик с широким лицом и кустистыми бровями, представившийся Анатолием Васильевичем, удивительно, но это какой-то видный астроном из самой Москвы. Пока мы катим вниз, он развлекает нас рассказами о газовых потоках в полуразделенных двойных звездах и прочей небесной канцелярии. Не доезжая плотины, останавливаемся и из неприметной трубы набираем в тару холодной родниковой воды.