А. Мухитова - Бедная Лиза. Страница 5

– В городе страшная эпидемия! Бешенные кидаются на людей! – размахивает руками толстяк – а правительству до этого нет никакого дела!

– Мужчина, попрошу Вас на выход – охранник в эльдорадо тоже казах, сейчас вообще стараются в обслуживающий персонал брать казахов, наверное, чтобы президенту приятно сделать, тянет незадачливого оратора на выход.

Окинув взглядом наши две забитые с горкой тележки, кассирша удивленно таращится.

– зачем вам столько – вырывается у нее, неужели правда, эпидемия?

-Да – не разочаровывает ее Великанов – мы уезжаем из города, будем пережидать эпидемию там, где людей мало. Да и Вам рекомендую.

– Ой, что Вы говорите! – восклицает она таким тоном, как будто ей сообщили про забастовку негров в ЮАР – А у моей апашки есть дача в Тураре, там пойдет переждать? – и кассирша томным взглядом смотрит на Вову. Вовины уши начинают светить багрянцем, он смущенно мямлит – да, конечно, замечательное место.

-Извините, а Вы нас обслуживать будете? – вклиниваюсь в разговор.

Кассирша замолкает и принимается сноровисто совмещать штрих кода на упаковках с окошком сканера.

Мы катим свои тележки в сторону машины.

– А где этот Турар? – интересуюсь я.

– Дачи? Это по Курдайской трассе, километров тридцать от города. Неплохое, кстати, место. Дачи расположены на холмах, а по периметру набурены артезианские скважины. И поселков полизости нет.

После Эльдорадо мы решаем заехать в Алпамыс. Может получиться приобрести средство самозащиты получше ледоруба.

(здесь будет описана сцена в оружейном магазине, напишу когда прогуляюсь в алпамыс)

Добравшись до Вовкиного жилища, расположенного в шестом микрорайоне, мы вначале вертим головами на случай наличия ходячих трупов. Но дворик пуст. Зато стоит нам добраться до подъезда, как оттуда вываливается сразу несколько мертвецов. Приходится драпать. Хорошо хоть они такие неловкие, пока доковыляют, вполне возможно эвакуироваться. Совершив забег вокруг Вовкиной хрущевки, залетаем в подъезд и подпираем дверь какой-то старой шваброй, не похищенной наркоманами по причине своей потрясающей ветхости. Теперь бегом, ключ в замок, хорошо Великановы живут на втором этаже.

– Ма, это я – кричит Вовка.

– Здравствуйте – я сама вежливость – горло опять перехватывает с мыслью о том, что своей маме я так больше уже не скажу.

– Здравствуй, Ляззат, проходи, я тут как раз напекла пирожков. Давай поешь, а то вон, бледная какая.

– Ма, некогда. Пакуй пирожки, сейчас я соберусь, и будем прорываться.

Вова принимается носиться по квартире как ураган, с примерно таким же разрушительным эффектом. Вовкина мама, вздыхая и причитая, тенью отца Гамлета ходит за ним по пятам. Похоже, он идет на рекорд – прошло всего десять минут, а он уже деловито трамбует рюкзак. Топор у Вовы имеется.

Из квартиры мы выходим следующим порядком: Вова с топором первый, за ним я, а замыкающим идет горестно вздыхающая мама. Подъездная дверь представляет собой хлипкую конструкцию на петлях с возвратной пружиной и мутным, заляпанным краской окошком в верхней части. Вот в это окошко старательно таращиться Великанов. Похоже в непосредственной близости зомбей не наблюдается. Потихоньку убирает швабру и, приоткрыв дверь, он высовывает нос на улицу, за носом следует голова, за ней немаленькие плечи и весь, немаленький Великанов.

– Твою мать! – шипит он, разворачивается и, после секунды размышлений, хватает свою маман и закидывает ее на плечо.

– Лизхен! К машине.

Мы срываемся как спринтеры на олимпиаде. Впереди с отрывом лидирует Вова, за ним на расстоянии примерно двух метров я, а за нами, со значительным отставанием ковыляют давешние мертвецы. Подбежав к машине, Вова сгружает маму на землю, роняет топор и принимается шарить по карманам. Быстрее, ну давай же, мысленно тороплю его, шаркающая компания все ближе и ближе. В самый кульминационный момент Вова обретает брелок.

– Пик-пик – говорит машина – мы рвем ручки дверей, на заднее сидение летит рюкзак, а за ним маман, я уже сижу на пассажирском, когда Вова заскакивает на водительское место и хлопает дверью. Ближайший мертвец от нас уже в двух метрах, в метре, в половине.

– Вова, дверь – выдыхаю я, Великанов жмет пимку блокировки дверей.

– Ну давай же, заводи! – в соседстве с мертвецами я начинаю нервничать.

-Ага, щас – соглашается Великанов, прогретая машина взревывает движком и, оставив на память мертвецам запах выхлопа, уносит нас в сторону ул. Саина.

– А я топор там оставил – Вова огорченно крякает – да и х – подавившись от моего взгляда продолжает – да и шут с ним.

С Сергеем и Ко мы встречаемся на развилке выше плотины, одна дорога уходит на Большое Алматинское, а другая на Алмарасан-. Жилых домов здесь нет, только кафешки километром ниже. Часы к этому времени показывают почти семь, солнце спряталось за гряду Кунгей Алатау, окрашивая последними лучами перистую облачность, зависшую где-то в районе пика Советов. У нас набирается колонна из пяти машин: Сергей с семьей на форестере, Саня, Кит и Бэтмен, в миру Олег на сюрфе, Каир с женой и тещей на мазде, какие то незнакомые типы на паджерике и мы на туссане.

До космостанции добираемся уже затемно. Встречает нас тощий очкастый парень, представившийся Сержем, но, похоже, он такой же Серж, как и я – Лиза, национальная принадлежность написана на лице. Разместив машины на стоянке, бредем осматривать жилплощадь. Мда, напоминает пионерлагерь, только вместо панцирных кроватей на полу лежат сырые матрасы. Свалив рюкзаки в угол, отправляемся на принятие пищи, судя по запаху, здесь есть кухня и она функционирует.

Утро начинается со знакомства. Некоторых я знаю, вот Юля маленькая, миниатюрная девушка, учащаяся на звукорежиссера, Арман, тот самый, который дизайнер, Рус Запиев, Дина, еще какие -то знакомые лица не идентифицирующиеся ни с одним именем. Нам представляют вчерашних незнакомцев с паджерика.

– Разрешите представить, Ваха, сын Исы, помните Ису?

Глупый вопрос, в позапрошлом году товарищи туристы заплутали в горах, вернее маршрут то они знали, а вот со временем дико ошиблись и вместо задуманных семи дней бродили по горам все двенадцать. Под конец собирали грибы и грабили проходящие мимо трекинговые группы, вернее группа была одна и ограбилась с радостью, пожертвовав непутевым палку колбасы, сыр и пачку макарон. В общем, спустившись почти к самому озеру Иссык, товарищи наткнулись на лесника. Лесник пригрозил штрафом за нахождение в заповеднике, но сжалился и накормил голодающих гречкой. Чаи гоняли всю ночь, лесник оказался философом и старательно ездил по ушам во время чаепития. На следующий год товарищи задумали новый маршрут, в обратном направлении, обратились к леснику, тот согласился их пропустить но нагрузил в довесок своим сыном Вахой со компанией. В прошлом году товарищи поступили в столичный ВУЗ и переехали на съемную квартиру, так как мотаться из Иссыка в Алмату каждый день было нереально.