Игорь Осипов - Как я стал боевым магом. Страница 1

Игорь Осипов

Как я стал боевым магом

Глава 1

— Колдунам нобелевку не дают, — раздался бодрый голос над ухом.

— Славка, ты меня напугал! Что тебе не отдыхается! — воскликнул я, развернувшись в кресле к своему товарищу.

— У меня жена к маме в гости поехала, холостякую сегодня, пива не с кем попить. А ты что колдуешь?

— Призрачных пчёл нашаманиваю.

— На фига?

— Для красоты. Летают туда-сюда, жужжат и светятся жёлтым. На мирный лад настраивают.

— Так, это пчёлы. А я думал синицы. Уж больно здоровые.

— Недоделал пока. Не могу чары к компакт-кристаллу привязать.

Слава достал из сумки от ноутбука, что висела у него на плече, запотевшую алюминиевую баночку, а потом сделал жест рукой, от которого язычок сам собой отдёрнулся, выпуская шипящую пену на свет божий.

— Мои остолопы завалили теорию призрачной материи и основы колдовства, вот, упрашивали провести дополнительную консультацию. Будешь?

— Достань одну.

Из сумки показалась ещё баночка пива, скользнув, послушная телекинезу, в ладонь товарищу. Он поставил её на стол передо мной и зашуршал пакетиком с чипсами. Те, уподобившись вареникам из книги «Вечера на хуторе близь Диканьки», выпрыгивали в воздух, а Слава пытался их поймать ртом. Не всегда успешно.

— Ты мне всю лабораторию загадишь, — огрызнулся я на него.

— А это что за ерундовина? — вместо ответа спросил товарищ, кивнув на потолок.

— Это?

Я глянул на огромную модель галактики, не меньше двух метров в поперечнике, висевшую под потолком и сияющую миллиардом разноцветных искр.

— Это сыну на день рождения.

— Твоя бывшая разрешает с ним общаться?

— Немного. Как деньжат подкину лишних, так и разрешает. Ну, иногда переписываемся в почемучке.

Я аккуратно открыл банку и отхлебнул прохладного напитка, наблюдая за другом, который исследовал мои апартаменты.

Как раз тот наклонился к крошечному замку с горящими окнами и бродящими по крепостным стенам миниатюрными рыцарями, которые были чуть больше спичечной головки.

— Из игрушки вырезал?

— Да.

— Забавно.

В дверь постучались, и в приоткрытую щель сразу просунулась голова миловидной студентки.

— Егор Олегович, а Вячеслав Евгеньевич у вас?

Я кивнул в сторону Славы. Тот выпрямился и поправил галстук.

— Чем обязан, Котейкина?

— Можно ещё раз попробовать пересдать? Ну пожалуйста. Мне на бюджете остаться надо, а без этой оценки не получится.

— Вы на часы смотрели? Рабочий день давно окончен, — ответил друг, нахмурив брови.

— Ну, пожалуйста, — уже плача протянула студентка.

— Хорошо. Заходите сюда, давайте зачётку и отвечайте историю зарождения колдовства.

Создание скользнуло в кабинет и встало перед импровизированной аудиторией в нашем лице, затараторив ответ.

— Двадцать лет назад у семи процентов населения начали фиксировать проявления сверхъестественных способностей, выразившихся в воздействии на окружающую действительность при помощи биополя человека. Это были телекинез, пирокинез и прочие силы. В ходе изучения появилась возможность создание аналогичного поля приборами, назваными магогенераторами. Как частный случай, в поле, производящимся генератором, стало возможным создавать стабильные оптические структуры, именуемые фантомами. Впоследствии, их стали широко использовать в обиходе.

Девушка замолчала.

— Откуда берётся энергия на колдовство?

— Из маго-поля Земли и из генераторов, но нужно синхронизироваться с ними. Это требует практики.

— Маловато. Там ответ на три листа.

— Ну, Вячеслав Евгеньевич, спросите ещё что-нибудь.

Он достал из кармана маленький компакт-кристалл, вделанный в корпус флешки, и протянул студентке.

— Какая фантомная фигура закодирована и какой комментарий к ней.

Девушка взяла предмет и сжала его в ладонях, зажмурившись что есть сил.

— Куб. Я дура, — произнесла она покраснев.

— Хорошо. Какую премию дают за достижения в области чародейства?

— Премию Мерлина.

— Котейкина, за проявленную самокритику и поставленную перед собой цель ставлю вам хорошо. Идите.

— Спасибо! — выкрикнула студентка, радостно подпрыгнув на месте, а потом подхватив зачётку и убежав.

Мы проводили её взглядом.

— Я пойду. Достанут ведь из-под земли, — произнёс Слава и вышел, оставив свою сумку с пивом у меня на столе.

Я тоже встал и потянулся, разминая затёкшие мышцы, потом свернул пчёл, сунул кристалл в карман и вышел.

Да. Рабочий день давно закончился. Последние студенты, невесть по каким вопросам торчавшие допоздна, спешно и шумно разбежались по домам, занятые вечными вопросами молодой, бурной и малообеспеченной жизни. Редкие преподаватели тоже покидали громадное казенное здание ГИМ — государственного института магии.

Миновав несколько лестничных переходов и коридоров, я оказался в главном фойе, где сдал ключи от кабинета, обмолвившись с пожилой охранницей парой ничего не значащих фраз.

Я не был ни учащимся, ни преподавателем. В моём ведении был большой зал и крохотный личный кабинетик, заставленные шкафами с барахлом и книгами, представлявшие собой небольшую лабораторию прикладного чародейства, отвечающего за основы синтеза фантомной материи. Особого успеха это направления у нас в институте не имело, им в больших масштабах занимались другие организации. Однако, и простаивать ресурсам, накопленным в нашей лаборатории, тоже не давали. Надо же было как-то учить подрастающее поколение магов.

На ступенях главного выхода я остановился и посмотрел на дальний край здания, где виднелись окна рабочего места. В них было темно, значит, свет всё-таки выключил. Я удовлетворенно кивнул сам себе и направился домой, перекинув через плечо ремень сумки с ноутбуком.

На ясном небе сияла луна, соревнуясь в яркости с уличными фонарями. Идти до места моего пребывания в этой бренной вселенной было недалеко, но нужно ещё заскочить в магазин купить что-нибудь поужинать. Дома меня никто не ждал, так как в квартире я жил один. Зарплата штатного мага позволяла снять без проблем двухкомнатное жилье, но мне хватало и однушки.

Мимо проплывали многоэтажки, бросая из окон желтый свет на тротуар и припаркованные к ним автомобили. Какой-то рекламный морок, витая у закрытого магазинчика, неспешно потёк ко мне по воздуху. Закон запрещал их делать быстрыми, и чётко регламентировал габариты. Закон о частном чародействе много что регламентировал. Он запрещал делать мороки страшными для детей, опасными для населения, слишком шумными в ночное время, напичканными политическими пропагандами и прочее, и прочее. Вот и сейчас призрачное создание чуть больше ладони, сияя красочными огнями, текло по воздуху, чтобы рассказать о том, какие у его хозяев низкие цены на заморские женские тряпки. Я отмахнулся и свернул в сторону. Там стоял мини-маркет.